Главная страница
qrcode

учебник п а орлова история русской литературы xviii века. Учебник для университетов Содержание (Предисловие) Введение Предклассицизм Реформы Петра I


НазваниеУчебник для университетов Содержание (Предисловие) Введение Предклассицизм Реформы Петра I
Анкоручебник п а орлова история русской литературы xviii века
Дата16.12.2017
Размер1.53 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаrl_orlov.doc
ТипУчебник
#37
страница1 из 28
Каталогdl/1k

С этим файлом связано 6 файл(ов). Среди них: zr_txtodisseya.doc, zr_gomerepos.doc, rl_orlov.doc, rl_met.doc, drl_vopros.doc, drl_metod.doc, slp_met.doc.
Показать все связанные файлы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28




____________________________off-line version

 

П.А.Орлов
История русской литературы XVIII века


Учебник для университетов



Содержание

(Предисловие)

Введение

Предклассицизм

Реформы Петра I

Рукописные повести

Любовные вирши

Театр и драматургия

Феофан Прокопович

Становление русского классицизма

А. Д. Кантемир

В. К. Тредиаковский

М. В. Ломоносов

А. П. Сумароков

Развитие русского классицизма и начало его коренных изменений

Журнальная сатира 1769-1774 гг. Н. И. Новиков

И. А. Крылов

Драматургия 60-90х годов XVIII в.

Д. И. Фонвизин

Н. П. Николев

Я. Б. Княжнин

В. В. Капнист

Поэзия.

М. М. Херасков

В. И. Майков

И. Ф. Богданович

Г.Р.Державин

Массовая прозаическая литература конца XVIII в.

Сентиментализм

А. Н. Радищев

Н. М. Карамзин

И. И. Дмитриев

Заключение

Рекомендуемая литература

Синхронистика русской литературы XVIII в.

Приложение

Учебник написан в соответствии с программой по курсу истории русской литературы XVIII в. (М., 1990). В нем отражены принципы внутреннего развития литературных направлений и течений XVIII в. Учебник предназначен для студентов и аспирантов филологических факультетов университетов.

В связи с неожиданной и скоропостижной смертью автора — профессора кафедры истории русской литературы Московского университета П. А. Орлова, текст рукописи был доведен до завершающего этапа сотрудником этой кафедры доцентом А. А. Смирновым, который привел его в соответствие с современными научными данными, дополнил контрольные вопросы, расширяющие представление студентов о развитии русской литературы, составил синхронистическую таблицу, предназначенную для систематизации исторических и филологических знаний студентов.

Павел Александрович Орлов (1922-1990) — видный специалист по истории русской литературы, доктор филологических наук, автор капитальной монографии «Русский сентиментализм» (М., 1977). Данная книга — плод научных изыскании и методических разработок автора, его многолетней педагогической деятельности на кафедре истории русской литературы МГУ, где учебник получил первую апробацию.

Кафедра выражает благодарность за внимательное и тщательное рецензирование рукописи Горьковскому государственному университету им. Н. И. Лобачевского (зав. кафедрой русской литературы профессор Г. В. Москвичева) и заведующей кафедрой русской литературы Томского государственного университета доктору филологических наук профессору Ф. 3. Кануновой, а также заведующей Отделом русской литературы XVIII в. ИРЛИ АН СССР кандидату филологических наук Н. Д. Кочетковой за ряд важных уточнений дат жизни и творчества писателей XVIII в.

Коллектив сотрудников кафедры
ВВЕДЕНИЕ
Восемнадцатый век открывает новую страницу истории русской художественной литературы. Изменения, происшедшие в ней буквально за несколько десятилетий, можно сравнить по их важности с такими событиями, как появление письменности, возникновение критического реализма. В литературном процессе всегда имеют место две взаимосвязанные тенденции: преемственность и новаторство. Каждая из них немыслима без другой, но соотношение между ними в разные эпохи неодинаково. В XVIII в. потребовалось радикальное обновление всех сфер общественной и духовной жизни, в том числе и литературы. Историческим рубежом между старой и новой Россией были реформы. Петра I, затронувшие самые разнообразные области политики русского государства, в том числе и идеологическую сферу. Рождалась культура, резко отличавшаяся от предшествующей. Семь с половиной веков древнерусской письменности создали произведения, для которых высший авторитет заключался в религиозных верованиях и представлениях. «Догматы церкви, — писал о средневековой идеологии Энгельс, — стали одновременно и политическими аксиомами, а библейские тексты получили во всяком случае силу закона... Это верховное господство богословия во всех областях умственной деятельности было в то же время необходимым следствием того положения, которое занимала церковь в качестве наиболее общего синтеза и наиболее общей санкции существующего феодального строя»1.

Реформы Петра I подорвали авторитет церкви в политической жизни страны, что, в свою очередь, отразилось на художественной литературе, которая становилась сугубо светским искусством. На смену житиям, апокрифам, проповедям, летописям и воинским повестям приходят ода, сатира, комедия, трагедия, поэма, роман. Такого рода обновление почти всей жанровой системы литературы свидетельствовало о глубоких изменениях и в самой общественной мысли. Обмирщение сознания оказало свое влияние и на литературный язык, его основой становится не церковнославянский, а русский. Церковнославянизмы используются теперь как стилеобразующие средства преимущественно в так называемых высоких жанрах. Новшества проникают и в область стихотворства. На смену силлабике, унаследованной от XVII в., приходит новый тип стихосложения — силлабо-тонический. В своих поисках русские писатели использовали опыт и западноевропейских авторов. «Россия вошла в Европу, — писал Пушкин, — как спущенный корабль, при стуке топора и при громе пушек... Европейское просвещение, причалило к берегам завоеванной Невы... Новая словесность, плод новообразованного общества, скоро должна была родиться»2. Но это было не подражание, не копирование, а смелое, творческое освоение чужого, светского наследия. Прогресс в искусстве, как и в науке, всегда достигается в результате совместных усилий разных народов. Всякая изоляция ведет к застою и отставанию. Обновление русской литературы протекало интенсивно, стремительно. Путь от классицизма к романтизму, который во Франции продолжался более чем полтора столетия, был проделан в России за восемьдесят лет. Конечно, столь резкие изменения не могли сразу же принести должные результаты.

В своем историческом развитии русская литература XVIII в. прошла три этапа. Первый начинается в 1700 г. и продолжается до конца 20х годов. В основном он совпадает с царствованием Петра I. Его можно назвать предклассицистическим. Произведения этого периода отличаются большой жанровой и стилистической пестротой и во многом еще связаны с предшествующим периодом. Еще не был выработан ни общий творческий метод, ни стройная жанровая система, но в нем уже вызревают основные идеологические предпосылки русского классицизма: защита государственных интересов, прославление Петра I как «просвещенного» монарха. Значительно усиливается в этот период интерес к античной культуре, важной составной части новой художественной системы.

Следующий этап относится к 30-50-м годам XVIII в. Это время становления русского классицизма. Его основоположники — Кантемир, Тредиаковский, Ломоносов, Сумароков — целиком принадлежат восемнадцатому веку. Они родились в Петровскую эпоху, с детства дышали ее воздухом и своим творчеством стремятся защитить и утвердить Петровские реформы в годы, наступившие после смерти Петра I. В литературе происходят радикальные преобразования. Создаются новые классицистические жанры, реформируются литературный язык и стихосложение, появляются теоретические трактаты, обосновывающие эти нововведения. Но пока это еще только первые шаги русского классицизма.

Заключительный этап связан с завершающими четырьмя десятилетиями XVIII в. В 60-90-е годы большую роль начинает играть просветительская идеология. Под ее влиянием русский классицизм поднимается на новую ступень своего идейного и художественного развития. Представителями второго поколения русского классицизма стали Фонвизин, Державин, Княжнин, Капнист. Но время расцвета классицизма было вместе с тем и временем начала его трансформации. На той же просветительской основе параллельно классицизму в последнюю треть XVIII в. складывается еще одно направление — сентиментализм. Оно зарождается в 60-е и достигает своего апогея в 90-е годы в творчестве Радищева и Карамзина.

ПРЕДКЛАССИЦИЗМ
Реформы Петра I

История России XVIII в. открывается реформами Петра I. Преобразования, проведенные им, были вызваны неотложными задачами, возникшими перед Русским государством в конце XVII — начале XVIII в. Для торговых и оборонительных целей Россия должна была выйти к ее естественным границам — к берегам Балтийского и Черного морей. Между тем на западе и юге ей угрожали сильные и опасные соседи: Швеция, Польша, Турция и Персия. Необходимо было в кратчайший срок ликвидировать отставание от передовых европейских стран в военной, экономической и культурной областях. Поэтому открывались заводы, мануфактуры, строился флот, создавалась регулярная армия. Реорганизуется и само государственное управление: вместо боярской думы и приказов учреждаются Сенат и подчиненные ему коллегии.

По-новому решается вопрос о качествах, определяющих достоинство человека и его место в обществе. Упраздняются боярские привилегии. Продвижение по службе зависит теперь не от древности рода, а от личных заслуг дворянина, от его ума, знаний, усердия. В 1722 г. была введена «табель о рангах». Все чины, как гражданские, так и военные, были разделены на 14 степеней, или рангов. Прохождение службы в обязательном для всех порядке начиналось с низшего, 14-го ранга. Дальнейшее повышение в чинах ставилось в прямую зависимость от личных успехов каждого. Не делал себе поблажек и сам Петр, начавший службу с чина барабанщика и закончивший ее в звании генералиссимуса.

Ряд мероприятий Петром I был проведен и в области церкви. В 1721 г. патриаршество уничтожается. Вместо него создается духовная коллегия — Святейший правительствующий синод. В состав синода было введено специальное гражданское лицо — оберпрокурор. Тем самым церковь и ее действия оказались в полной зависимости от правительства. Для четкого размежевания светской и церковной литературы вводится гражданский шрифт, после чего старым шрифтом печатались только богословские и богослужебные книги.

Коренные изменения произошли в области образования и науки. В допетровской Руси просвещение носило сугубо церковный характер и было рассчитано на подготовку духовенства и немногочисленных правительственных чиновников. В начале XVIII в. картина резко меняется. Московское заиконоспасское училище преобразуется в Славяно-греко-латинскую академию. Большое внимание уделяется в ней изучению древних языков: греческого и латинского. Образование в подавляющей массе учебных заведений отличается ярко выраженным светским и даже профессиональным характером. Стране нужны были инженеры, врачи, строители, мореплаватели. С этой целью в Москве в 1712 г. открывается инженерная школа. Здесь же, при военном госпитале, создается первая в России медицинская школа. В 1715 г. в Петербурге была организована Морская академия. Во многих городах появляются «цифирные» школы. Для нужд образования пишутся учебники. Магницкий и Копиевский были авторами «Арифметик», Поликарпов — «Грамматики». Старое буквенное обозначение чисел было заменено арабскими цифрами. Появляются буквари. Осуществляются различные научные мероприятия. Для обследования природных богатств России организуется специальная экспедиция. Составляются географические карты, в том числе — Каспийского моря. Берингу поручается определить, есть ли пролив между Азией и Америкой. По приказу Петра в Петербурге была открыта Кунсткамера, где экспонировались минералы, старинное оружие, одежда, посуда. Незадолго до смерти Петр составил проект организации в России Академии наук, которая открылась уже после его смерти. Работать и ней были приглашены иностранные, в основном немецкие, ученые. Для подготовки отечественных кадров при Академии наук были созданы гимназия и университет.

Новые веяния властно вторгались не только в государственную и научную области, но и подчас насильственно в повседневную жизнь дворянства, в его быт. Долгополая одежда сменяется кафтанами, сшитыми по европейской моде. За ношение бороды устанавливался специальный налог. Разрушаются домостроевские теремные порядки. Молодым женщинам и девушкам предписывается появляться в обществе. Для этой цели в частных домах организовывали так называемые ассамблеи, где встречались молодые люди обоего пола. В главной комнате танцевали. В соседних помещениях играли в шахматы и карты, курили трубки. Нормы поведения регламентировались специальным «политесом», за нарушение которого полагались соответствующие наказания.

Издаются руководства, рассчитанные на воспитание правил хорошего тона. Так, в книге «Юности честное зерцало» молодым людям давались многочисленные советы: как следует вести себя с родителями, гостями, слугами, как полагается сидеть за обеденным столом, пользоваться столовыми приборами и т. п. В другом руководстве — «Приклады, како пишутся комплименты» собраны образцы писем: официальных, интимных, поздравительных, «сожалетельных» и иного содержания. С конца 1702 г. начинает выходить первая в России газета «Ведомости», имевшая информационный и пропагандистский характер. В кратких извещениях в ней сообщались сведения об очередных успехах России в экономической, военной и дипломатической областях.

Новые веяния коснулись и изобразительного искусства. В Древней Руси живопись была представлена только иконами, и лишь в XVII в. появляются так называемые «парсуны», т. е. портреты. Совершенствуется техника живописи. Темперную краску сменяет масляная, открывающая художникам неизмеримо большие возможности. Появляются талантливые живописцы — А. Матвеев, И. М. Никитин. По распоряжению Петра I Никитин был отправлен в Италию, где обучался у лучших профессоров. Петр был доволен его успехами и писал, что «есть и из нашего народа добрые мастеры»3. Кисти Никитина принадлежат портреты членов царской фамилии, представителей русской аристократии. Ему же было заказано изображение Петра I на смертном ложе. Кроме портретов Никитин написал две батальные картины — изображение Полтавской и Куликовской битв.

Серьезные сдвиги происходят в архитектуре. Древнюю столицу Русского государства Москву украсили церкви, соборы, монастыри. В новой столице — Петербурге воздвигаются здания военного и административного назначения — Петропавловская крепость, Адмиралтейство, здание двенадцати коллегий. Светским характером отличается и музыка петровского времени: марши, победно-патриотические «канты», танцевальные мелодии. Литература первой трети XVIII в. — сложное, противоречивое явление. Возникшая на переломном этане русской истории, она несет на себе отпечаток двух эпох с преобладанием новых тенденций. С древнерусской литературой ее связывает рукописный способ распространения и анонимный характер большинства произведений, силлабическая система стихосложения, некоторые традиционные жанры: бытовая повесть, школьная драма, панегирик, проповедь. Вместе с тем в этом пёстром, неупорядоченном литературном материале формируются идеологические и художественные явления, подготавливающие русский классицизм. Среди них следует отметить четко выраженный государственный пафос многих произведений. Мысль о государстве как высшей ценности настойчиво пропагандировалась в это время в правительственных документах, распоряжениях и письмах Петра I. Поведение человека определялось степенью его полезности обществу. Художественная литература активно поддерживала эти идеи. Важное место занимает в ней образ Петра I. О нем слагаются народные песни, ему посвящаются школьные драмы, церковные проповеди. Так постепенно подготавливалась характерная для классицизма тема просвещенного абсолютизма. Существенную роль начинает играть в это время античная культура. Выходит перевод басен Эзопа, печатаются с краткими пояснениями иллюстрации к «Метаморфозам» Овидия, публикуется средневековая «История о разорении града Трои». На сцене иностранного театра в Москве ставятся пьесы, героями которых были Александр Македонский, Сципион Африканский, Юлий Цезарь. В 1725 г. выходит сочинение древнегреческого писателя Аполлодора «Библиотека, или О богах», в котором содержался пересказ почти всех античных, мифологических сюжетов. В 1705 г. в качестве одного из руководств для живописи и поэзии была издана книга под названием «Symbola et emblemata», содержавшая 840 аллегорических картин — «символов» и афористических надписей к ним — «эмблем». Впоследствии такого рода символикой будут широко пользоваться, особенно в одах, писатели-классицисты.
Рукописные повести
В первые десятилетия XVIII в. продолжают распространяться рукописные бытовые повести, известные на Руси еще с XVII в. Но под влиянием Петровских реформ в их содержании происходят существенные перемены. Одним из таких произведений была «Гистория о российском матросе Василии Кориотском и о прекрасной королевне Ираклии Флоренской земли». Словом «гистория» неизвестный автор подчеркивал подлинный, невыдуманный характер своего повествования. Герой повести, Василий Кориотский, — молодой дворянин, представитель того сословия, на которое прежде всего опирался в своих преобразованиях Петр I. Автор наделяет его трудолюбием, любознательностью, находчивостью, бесстрашием. Сюжет «гистории» впитал в себя ряд мотивов, почерпнутых из рукописных повестей XVII в., в том числе из повести о шляхтиче Долторне, а также мотивы народной сказки. Но в эти традиционные формы автору удалось внести злободневное для Петровской эпохи содержание.

Прежде всего по-новому решается традиционная тема «отцов и детей». В повестях XVII в. о Горе-злочастии, о Савве Грудцыне родительский дом объявлялся хранителем не только материальных, но и моральных ценностей. Разрыв с ним приводил героя к полному жизненному краху. В повести о Василии Кориотском происходит переосмысление традиционной темы. Родительский дом разоряется, а представитель молодого поколения выступает его спасителем. Василий становится матросом. Этот выбор продиктован новой политической обстановкой, когда Россия, отвоевав берега Балтийского моря, сделалась крупной морской державой. В отличие от многих молодых дворян, тяготившихся службой, Василий с большой охотой и старанием выполняет все предложенные ему поручения и завоевывает любовь товарищей и уважение начальства. Чертой времени отмечена и поездка Василия в Голландию. Здесь, на верфях, осваивал кораблестроение сам Петр I.

В повести отразился возросший в начале XVIII в. международный престиж России, которую автор называет «российскими Европиями», т. е. страной, вступившей в круг европейских государств. Правитель Австрии — «цесарь» — с почетом принимает Василия — простого русского матроса — во дворце и оказывает ему всяческую
помощь. По-новому трактуется и любовная тема. В повестях XVII в. любовь, как правило, считается греховным чувством. Достаточно вспомнить Савву Грудцына, которому в его любовных делах помогает бес. В повести о Василии Кориотском любовь облагорожена. Она заставляет героя ради спасения Ираклии, дочери «Флоренского» короля, пренебречь опасностью, рисковать своей жизнью. Головокружительное превращение матроса Василия в короля также передает своеобразие Петровской эпохи, благоприятствовавшей выдвижению лиц незнатного происхождения. Безродный Меншиков сделался, по словам Пушкина, «полудержавным властелином». Горничная пастора Глюка Марта Скавронская стала русской императрицей Екатериной I. Печатью новизны отмечен и язык повести. В него широко вошли ходовые выражения петровской России: «маршировать», «командировать», «термин», «во фрунт», «уволить» и др.

Несколько иной вариант судьбы молодого дворянина петровского времени представляет «Гистория о храбром российском кавалере Александре и о любительницах его Тире и Элеоноре», написанная, по мнению Г. Н. Моисеевой, между 1719 и 1725 гг.4. В отличие от Василия Кориотского, Александр — сын обеспеченных родителей, поэтому его уход из дома мотивируется желанием получить достойное дворянина образование. «...Прошу ученить мя, — заявляет он, — равно с подобными, ибо чрез удержание свое можете мне вечное поношение учинити. И како могу назватися и чем похвалюся! Не токмо похвалитися, но и дворянином назватися не буду достоин»5. К сожалению, поведение Александра не отличается целеустремленностью Василия Кориотского. Приехав во Францию, он вместо учения отдается любовным увлечениям. Обращает на себя внимание обилие в повести героинь, — любовниц Александра. Каждая из них наделена особым характером: трогательная, беззащитная Элеонора; решительная, агрессивная Гедвиг-Доротея; преданная и терпеливая Тира. Представляет интерес своеобразный диспут о женской добродетели, который ведут между собой три иностранных дворянина. Усиленное внимание к «женскому вопросу» объясняется прежде всего изменившимся положением русской женщины, которая, выйдя из терема, вошла в общество и вызвала к себе повышенный интерес,

Повесть о дворянине Александре отразила влияние самых разнообразных источников. На первом месте среди них стоит любовно-авантюрный роман, в том числе «Повесть о Петре златые ключи». Любовно-авантюрная трагедия особенно ощущается во второй части повести. Александр и Тира, спасаясь от своих недоброжелателей, попадают в Египет, Китай и даже Флориду, где жили, по словам автора, «человекоядцы», т. е. людоеды. Во время своих странствований герой и героиня разлучаются и все-таки находят друг друга. В конце повести легкомыслие и любовное непостоянство Александра получают своеобразное, хотя и чисто случайное возмездие. Перед самым возвращением в Россию он утонул, купаясь в море.

Судьба Александра дополняет наши сведения о русских дворянах первой четверти XVIII в. Среди них были люди и типа Василия Кориотского, последовательно и самоотверженно выполнявшие свой гражданский долг. Вместе с тем встречались и лица иного склада, которые, попав за границу, поддавались всякого рода соблазнам. Именно такой тип и выведен в «гистории» о дворянине Александре.

Под влиянием первой части повести о дворянине Александре возникла «Повесть о купце Иоанне». В этом произведении отразились изменения, происшедшие в купеческой среде. В отличие от купцов допетровской Руси, отец Иоанна ведет широкую торговлю с Западом и сам отправляет своего сына в Париж, чтобы тот приобрел опыт в торговых делах. Как и в «гистории» об Александре, сюжет повести связан с любовным увлечением героя. Однако повесть об Иоанне отличается спокойным и даже шутливым содержанием. В ней нет кровавых, драматических эпизодов и громких, патетических фраз. Она отразила деловое практическое мышление торговой среды, к которой принадлежал, по всей видимости, и сам автор.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

перейти в каталог файлов


связь с админом